Политика

Эксперт-мониторинг событий c 8 по 15 июля 2022 года от АНО "Минин-центр"

15 июля 2022 19:03  [1448] Политика

НИА "Нижний Новгород" - Ирина Отмахова

Эксперты "Минин - центра" анализируют события уходящей недели, влияющие на социально-политическую ситуацию в России и Нижегородской области, в которых проявляются долговременные тенденции.

Федеральная тема – СВО и российская информационная политика

Эксперт "Минин – центра", к.и.н., доцент ННГУ им.Н.И. Лобачевского Сергей Кривов отмечает, что наряду с проведением Специальной военной операции, объявленной Президентом РФ 24 февраля 2022 года, мы наблюдаем осуществление широкой по масштабам информационной кампании, а многие даже говорят, что Россия находится в состоянии информационной войны. Также в публичном пространстве очень много споров относительно эффективности методов её ведения, зачастую приходится слышать, что информационную кампанию (войну) мы проигрываем или вообще уже проиграли.

Для того, чтобы сделать вывод относительно наших успехов или неудач в ходе информационной кампании следует напомнить, что таковая ведется на разных уровнях и решает многообразные, в том числе и специфические задачи. Прежде всего, речь идет о мировом (глобальном) информационном пространстве, постсоветской или русскоязычной, а также внутрироссийской аудитории.

В глобальном масштабе мы имеем дело с противостоящими нам мощными западными вещательными корпорациями, оперативные возможности которых превышают не только российские СМИ, но и информационные агентства из всех дружественных нам государств. Не следует сбрасывать со счетов англоязычную западную медийную культуру, которая на протяжении многих десятилетий является мейнстримом, а нам, по сути, здесь приходится учиться. Политически коллективный Запад имеет монополию на определение повестки в таких чувствительных для мировой общественности сферах как защита прав человека, демократических ценностей, пределы допустимого использования насилия и так далее.

Также решение задач специальной военной операции связано с использованием пусть и в ограниченном масштабе контингента вооруженных сил, а, следовательно, любые такие действия достаточно легко представить, как акт "вооруженной агрессии", что на практике и произошло.

Тем не менее, России удалось купировать часть тем на международной арене, включая угрозу украинским атомным электростанциям в связи с российской спецоперацией, повышенный риск начала ядерного конфликта из-за якобы невозможности вооруженных сил РФ достичь поставленных задач обычными вооружениями. Удалось вывести из информационного пространства или, по крайней мере, приглушить раскручивание сюжетов о преступлениях россиян против гражданского населения (Буча, Краматорск, Мариуполь), провоцирование голода в мировой масштабе. По биологическим лабораториям на территории Украины даже удалось добиться ощутимых успехов, вынудив оппонентов давать опровержения, и внести данную проблематику в мировую политическую повестку. Не следует забывать, что российский канал RussiaToday имеет значительную аудиторию в незападных странах, прежде всего на Ближнем Востоке.

Однако в целом российская информационная политика на международном уровне остается в рамках традиционных СМИ, поэтому блокирование вещания российских каналов во многих странах оказалось в целом эффективной превентивной мерой.

Фактически мы пока не можем наполнить своим контентом англоязычные платформы социальных медиа, используя лишь, по сути, вторичное размещение в сети недоступного для западной аудитории вещания RT и других российских медиа.

Есть определенные сложности и по содержательной стороне. Так тема денацификации не является частью политической повестки и общественного дискурса в странах Востока, где потенциально находятся наши союзники. Скорее это тема для внутрироссийской и в широком смысле русскоязычной аудитории. В пику этому в западных обществах уже давно продвигается концепт "рашизма", то есть воспроизведения политических, социальных и идеологических практик нацистской Германии в современной РФ. Несмотря на свою внешнюю искусственность, связанную со смысловым совмещением фашизма с понятиями авторитарной или тоталитарной политических систем, тема российского фашизма была воспринята частью отечественной интеллектуальной среды, не говоря уже о группах внесистемной оппозиции, став объяснительной моделью «агрессивной российской внешней политики». Во многом это следствие недостаточной концептуализированности темы, ограниченной лишь образами исторических реалий 1930-1940-х гг. и утрачивающей свой актуальный повседневный смысл по мере смены поколений. Очевидно, что это вопрос не только к российским СМИ, но и к академическому сообществу.

Более ощутимо влияние российских средств массовой информации на постсоветское пространство. При этом также необходимо отметить, что россияне не встретили здесь пока полноценной конкуренции с украинской стороны. Долгое ограничение русскоязычного контента, удаление части независимых экспертов и перевод на украиноязычное вещание сразу после 24 февраля сделали его малопривлекательным для российской и вообще русскоязычной аудитории. Лишь в марте Украина запустила телеканал FREEДОМ, предназначенный для россиян, жителей постсоветского пространства, а также неподконтрольных для Украины территорий, хотя эффективность его информационного воздействия за пределами украинской юрисдикции пока не совсем понятна.

Примечательно, имеющий популярность на Украине, Алексей Арестович, фактически был «выведен» на российскую информационную арену через российский же оппозиционный ресурс "Фейгин ТВ" (признан в России иностранным агентом), а это - ежедневные интервью, которые советник руководителя офиса украинского президента даёт скандально известному российскому адвокату и ведущему Ютуб-канала Марку Фейгину (признан в России иностранным агентом).

Также сыграл свою роль достаточно массовый переход россиян с Фейсбука на Telegram ещё накануне начала спецоперации, где возможности украинской стороны оказались явно недостаточными.

Наконец, внутрироссийский формат. Как и во всем мире в России происходит изменение информационной среды. Снижается роль телевидения, что происходит не по причине более низкого качества телевизионной информации как таковой. Меняется темп жизни и люди уже не ориентированы на продолжительные телевизионные шоу, предпочитая короткие ролики продолжительностью около 360 секунд, а также короткие текстовые сообщения, часто содержащие визуальное подкрепление. Кроме того, современный человек стал более ориентирован на самостоятельный поиск информации, на её верификацию в максимально сжатые сроки, а также на возможность осуществления в непосредственном режиме обратной связи, включая перспективы самостоятельно выступить в роли комментатора. Всё это обусловило взрывной рост, так называемых новых медиа, которые в России не совсем корректно называют социальные сети.

Важно отметить, что их аудитория существенно отличается от телевизионной, будучи, по сути, более сегментированной. Если ещё в 1990-х гг. вся семья могла собираться перед телевизором, а на работе можно было обсуждать один и тот же новостной контент, то сегодня люди индивидуально подписываются на разные информационные каналы, а специфика новостных агрегаторов и поисковиков гибко реагирует даже на политические предпочтения пользователя. В какой-то степени ситуация вернулась в период 19 – начала 20 веков, когда вокруг отдельных печатных СМИ (газеты и журналы) объединялись различные идеологические, литературно-художественные и политические группы, что делало их дифференцирующим, а не интегрирующим фактором. При этом в качестве фактора сегментирования аудитории далеко не всегда выступают очевидные социо-демографические факторы - возраст, пол, род занятий и т.д. Неудивительно, что важнейшей составляющей информационной политики является установление контроля над основными сегментами информационного пространства.

Характерно, что в нынешних условиях российская информационная политика не ограничилась лишь традиционными СМИ. Достаточно широко используются Телеграмм-каналы. При этом контент так называемого пророссийского сегмента стал более многообразным, а самое главное, что во многом его удалось отделить от того, что называется "официозной российской пропагандой", олицетворением которой стали ТВ-марафоны с участием "Скабеевой и Соловьёва", ставших экзистенциальной мишенью антироссийской контрпропаганды. Вольно или невольно это позволило в сжатые сроки развернуть беспрецедентную даже по мировым масштабам сеть нестандартных информационных источников, включая независимых экспертов-обозревателей (Онуфриенко, Подоляка), независимых новостийных агентств (Рыбарь, Старше Эдды), а также практически российское ноу-хау – военных корреспондентов (военкоры). При этом последние сочетают преимущества основанных на экспресс-сообщениях Телеграмм-каналов ("горячий источник информации") и телевизионной трансляции, обеспечивающей "эффект присутствия" ("прохладный источник информации").

Важно также, что с каждым сегментом аудитории необходим свой язык. Речь в данном случае идет о том, что общественность склонна с недоверием относится к действиям властей, хотя бы с той точки зрения, что многие нюансы политики, а тем более военной тактики, с точки зрения обыденных представлений достаточно сложно понимать. Например, отслеживание боевых действий в ежедневном онлайн формате, а отсюда высокая популярность интерактивных карт боевых действий, искажает их восприятие, создавая, например, иллюзию "топтания на месте", разночтения данных по взятию тех или иных населенных пунктов.

В этой связи военкоры как "люди с передовой" позволяют верифицировать данные. Так, их репортажи из того или иного населённого пункта позволяют удостовериться в том, что по крайней мере какая-то его часть находится под контролем. Естественно, что военкор не может ограничиваться лишь прямой трансляцией, иначе он не будет отличаться от самого же себя во время прямого включения в телевизионных программах официальных новостей. Отсюда и необходимость в многофакторной оценке ситуации, включая критику. Но это, во-первых, естественно, поскольку никто никакого военного или чрезвычайного положения у нас не вводил, а во-вторых, в случае «лакированной» подачи информации граждане будут искать альтернативную информацию и очень вероятно, что за пределами российского сегмента.

Региональная тема – Изменения в структуре Правительства Нижегородской области.

Эксперт "Минин-центра", доцент кафедры международной журналистики Института русского языка НГЛУ им. Н.А. Добролюбова, член Общественной палаты Нижнего Новгорода Эрадж Боев отмечает, что изменения в структуре областного правительства, внесенные губернатором, в первую очередь направлены на усиление блока строительства и жилищно-коммунального хозяйства, а также на активизацию развития в регионе внутреннего туризма. Тот факт, что жилищно-коммунальную сферу и строительный комплекс будут курировать два заместителя председателя правительства, с одной стороны, может свидетельствовать о повышенном внимании регионального руководства к данным областям хозяйства, а с другой – о намерениях обеспечить более гибкое и точечное управление.

Решение губернатора о подборе кандидатуры нового министра строительства путем открытого конкурса с помощью портала "Команда Правительства" позволит обеспечить максимальную прозрачность данной процедуры. Кроме того, это даст возможность поучаствовать в конкурсе перспективным нижегородцам, имеющим соответствующие профессиональные навыки и опыт управленческой работы.

Следует также отметить и особую роль, которая отводится в обновленной структуре областного правительства министерству культуры и министерству туризма и промыслов. Они объединяются в единый блок, который также будет курироваться заместителем председателя правительства Нижегородской области Олегом Берковичем. Приоритетная задача, которого сформулирована, как реализация концепции развития креативных индустрий, а также въездного туризма.

Важной задачей для нижегородской туристской сферы на сегодняшний день является дальнейшее развитие туристских кластеров с включением в них малых городов. Многим муниципальным образованиям региона это даст возможность раскрыть локальный историко-культурный потенциал, занять достойное место в новых туристских маршрутах и, тем самым, получить серьезный импульс для социально-экономического развития.

В целом, при анализе как системных, так и персональных изменений в правительстве Нижегородской области можно отметить, что их основной целью является стремление придать работе правительства динамичность и гибкость для достижения ранее определенных стратегических задач федерального и регионального уровней.

Муниципальная тема – Развитие въездного туризма в Нижегородской области

Эксперт "Минин-центра", директор музея – заповедника "Град – Китеж" Алексей Гроза подчеркивает, что туристская отрасль в Нижегородской области, является важнейшей составляющей региональной экономики. Это проявляется в активном благоустройстве территорий, поиске решений в кадровой политике, улучшение инфраструктуры и привлекательности региона, его продвижении, разработке новых маршрутов и турпродуктов.
Повышение статуса регионального департамента до министерства туризма и народных художественных промыслов фиксирует реальные результаты по увеличению турпотока в регион и обозначает перспективные задачи.

Одно из направлений деятельности в развитии въездного туризма - это развитие событийного туризма. Фестивали "Золотая Хохлома" в г. Семенове, "Град Китеж-душа России" в селе Владимирское близ озера Светлояр, "Просвет" и " Иван-чай" в д. Галибиха Воскресенского района, "Мастеров народных братство" в г. Городец, "Радуга ремесел" в г. Шахунья и другие на севере области. Палитра фестивалей в Арзамасе, Дивеево, Выксе, Болдино и в других населенных пунктах показывает активность и муниципалитетов в сотрудничестве с региональной властью по развитию привлекательности территорий для туристов.

В этом году расширены зоны поддержки и рассматриваются инициативы по всем муниципалитетам региона, не отменяя фокусировки на Нижнем Новгороде. Коллеги, под патронажем заместителя Председателя Правительства по Нижегородской области Олега Алексеевича Берковича и группой экспертов будут выдавать гранты, в том числе на событийные мероприятия.

Совместная работа на благо развития территорий уже приносит свои положительные результаты. Думаю, что подобный тренд на совместное развитие даст увеличение туристского потока, а значит, будет содействовать повышению общего культурного уровня населения региона и гостей территории. Созданию новых рабочих мест, а соответственно росту положительного имиджа и увеличению экономических показателей области.

Поделиться:
Оркестр волынщиков
Семейка Краузе
Шоу под дождем
Служанки