Политика

Эксперт-мониторинг событий с 2 по 9 февраля 2024 года от АНО "Минин-центр"

09 февраля 2024 19:07  [1465] Политика

Эксперты "Минин - центра" анализируют события уходящей недели, влияющие на социально-политическую ситуацию в мире, России и Нижегородской области, в которых проявляются долговременные тенденции 

Федеральная тема – Музы не молчат

Эксперт "Минин – центра", русский поэт, публицист, к.филол.н., секретарь Союза писателей России, постоянный член Изборского клуба Михаил Кильдяшов считает – неправда, что, когда бьют пушки, музы молчат. Они говорят во весь голос, откровенно и проникновенно, так, как не способны говорить в мирное время.

"Чтобы не растекаться мыслью по древу, буду рассуждать о той музе, которая мне ближе и за которую, хочу верить, несу личную ответственность. Муза литературы.

Литературный процесс – лишь на треть процесс творческий, когда требуется авторская уединённость, предельная сосредоточенность, отрешённость от житейской суеты. Когда остаешься с чистым листом один на один, когда с тобой только мера твоего таланта и накопленный опыт. Но ещё на треть литературный процесс – организационный, когда нужно создание творческой среды, площадок, организаций и институтов, способных стать пуповиной между писателем и читателем. И, наконец, последняя составляющая – идеологическая или, если кому не нравится, идейная. Это связь литературы и действительности, то, ради чего литература существует в мире, и то, какие смыслы она ему несёт; её связь со временем, поколением, государством.
В разные эпохи литература оказывалась на подъёме лишь тогда, когда должное внимание уделялось всем трем составляющим. В военное время этот подъём всегда был особенно важен. Но ему должен был предшествовать период приготовления: эстетические поиски, литературная полемика, противостояние творческих групп, создание газет, журналов, организация литературной учёбы – всё должно было случиться накануне лихой годины. Русская литература всегда её чувствовала и с какой-то промыслительной ответственностью к ней подходила.

Достаточно привести два примера. Если бы не опыт Серебряного века с его течениями, с философскими собраниями, с "тоской по мировой культуре", мы бы не получили такого глубокого осмысления Первой Мировой войны со стихами, поэмами, статьями Брюсова, Блока, Гумилёва, Маяковского и других.

Если бы не пореволюционная советская мобилизация в литературе с созданием Союза писателей, с кристаллизацией соцреализма, с поиском нового героя, не было бы могучего наследия о Великой Отечественной войне: не было бы "Молодой гвардии", "Василия Тёркина", "Судьбы человека".

В нашу нынешнюю военную пору нам гораздо сложнее: мы оказались лишены той заветной творческой предвоенной подготовки. Все литературные институции либо были уничтожены, либо находились в упадке. Литературу пытались поместить в смысловой вакуум постмодернизма, который был не просто творческой свободой, а напористой идеологической установкой: говоришь о ценностях, о любви к Родине, о красоте человека – значит, ты лжец и конъюнктурщик. Время же показало, что поборники "чистого искусства" и противники "идеологического гнёта" - самые большие стяжатели.
Патриотические общности накануне СВО, по большому счёту, оставались творческим подпольем, неготовым к отвоёвыванию культурного пространства, к самоорганизации, к манифестальной формулировке новой эстетики: либо "башня из слоновой кости", либо разговор "в своём углу", либо тоска по советскому литературному величию.

Одним из немногих исключений стал Захар Прилепин с его напором, медийностью, готовностью вступать в идеологические схватки, с умением собирать единомышленников, организовывать разговор о литературе, выводить её в общественное поле. Но Захар явил вектор для тотального продвижения по всему культурному полю, для чего нужны не просто штурмовики, а целые армии.

И вот теперь, когда понадобилась армия, все увидели оголённый фронт. Нам приходится действовать в режиме реального времени, у нас нет ни дня на раскачку, на ориентировку на местности. Специальная культурная операция должна идти в ногу с военной и даже, опережая её. Нужно озаботиться масштабной литературной педагогикой, нужно сформулировать грядущую эстетику, нужно выстроить систему координат "художник и власть". Но первостепенными видятся две задачи.

Во-первых, нужно установить нерасторжимую преемственность литературного прошлого с настоящим. Важно показать, что многовековая литература – это не чулан, архив или безлюдная библиотека. Это живая жизнь. И каждое русское слово от "Повести временных лет" заговорило о сегодняшнем дне, о нашей грядущей Победе. Ради этого мы с моим другом, секретарём Союза писателей России Иваном Ерпылёвым, подготовили хрестоматию об украинской теме в русской поэзии. Там от древней Руси через Гражданскую и Великую Отечественную, через 1991 год и русскую весну поэзия приводит читателя в наш день, озарённый талантливыми стихами.

Во-вторых, нужно создать в литературе и других видах искусства образ положительно прекрасного, светоносного человека, подсказанного самой жизнью. Человека, который отвоевал у смерти благоденствие для всех нас. Так, по инициативе общероссийского общественного движения "Русская мечта" сейчас снимается цикл документальных фильмов об учителях – участниках СВО. Это новая плеяда педагогов, что станет воспитывать за партами поколение патриотов. О таких учителях хочется слагать песни, писать романы и поэмы. 

Положительно прекрасный человек скоро вернётся с фронта. Он со своим опытом включится в многогранную литературную работу. Но как важно, чтобы он не увидел непаханого поля." 

Региональная тема – "Сливные бочки" или борцы за права человека

Эксперт "Минин-центра" Алексей Орехов считает, что распространенные настроения среди диссидентов и несистемной оппозиции показывают, что западные кураторы их по-прежнему рассматривают как "сливные бочки", однако реальных инсайдов о раскладах внутри российских элит у них нет. В этих условиях диссиденты и несистемщики пытаются концентрироваться на навязывании российскому обществу страшилок и фобий общественного сознания, однако запроса на это у российского общества нет.

"Анализ публичных выступлений и оценок диссидентов показывает: некоторые из них по-прежнему ссылаются на "свои источники в российских органах власти", однако попытки продать свою "информированность" о раскладах внутри российской конфигурации власти постепенно сходят на нет. Один из последних таких продавцов "инсайдов" иноагент Г.Гудков (и не только), например, постоянно ссылается на свои источники, хотя в реальности за этим  всегда стоит очевидный блеф, на самом деле выдумываются  прямо-таки натуральные сказочные истории. Другие иноагенты уже поняли, что вариант ссылаться на "свои источники" уже исчерпал свой ресурс в предыдущие годы и воспринимается как шарлатанство.

Западные спецслужбы прекрасно понимают, что российскому руководству удалось создать герметичную конструкцию, в рамках которой обсуждение и принятие ключевых решений касается небольшого круга лиц, а утечек информации практически нет. В этих условиях  несистемщики используются западными кураторами для вбросов в общественное сознание различных фейков и непроверенной информации, которая направлена на дискредитацию действующей в России власти.

Другое направление работы диссидентов – это производство страхов для общественного сознания ("новые волны мобилизации", "беспорядки на межнациональной почве", "цифровой концлагерь", "коллапс ЖКХ", "готовящиеся непопулярные решения после президентских выборов в России" и т.д.). Транслирование в безостановочном режиме этих фобий в общественное сознание входит в кардинальное противоречие с основными настроениями в российском обществе, которые характеризуются запросом на стабилизацию и спокойствие.

Не чувствуя Россию и настроений масс внутри страны, несистемщики пытаются активно продвигать, продуцировать свою токсично-надуманную повестку, это соответствует их роли и месту в рамках информационно-психологической войны Запада против России. Однако в аспекте последних двух лет становится очевидным, что такая стратегия ведет к дальнейшему замыканию диссидентов в собственном круге и к атрофии их возможности влиять на общественные настроения внутри страны. Эта возможность и сейчас является объективно ограниченной, максимум к диссидентским вбросам восприимчивы не более 10% граждан страны. Однако дальнейшая нисходящая динамика в этом вопросе неминуема, если  несистемщики будут действовать также примитивно и линейно, а власть взвешенно и оперативно". 

Межмуниципальная тема – "Встал поутру, умылся, привел себя в порядок — и сразу же приведи в порядок свою планету" 

Эксперт "Минин – центра", к.филос.н., политолог  Александр Суханов отмечает, что в последнее время заметно возросло число обращений нижегородцев о плохом вывозе мусора из дворов и придомовых территорий. 

"Основная часть жалоб поступает с территорий, которые обслуживает региональный оператор по обращению с отходами "Нижэкология-НН". Претензии к региональному оператору поддержал и губернатор области. Да и сам оператор не отрицает части своей ответственности за складывающуюся ситуацию. По заявлениям руководителей "Нижэкология-НН" ими были привлечены дополнительная техника и специальные погрузчики для скорейшего решения проблемы. 

Все понимают, что в основе скапливания мусора в наших дворах лежит плохая уборка снега после целого ряда нетипичных снегопадов, мешающая специальной технике подъехать к контейнерным площадкам. Тем более,  справедливости ради надо сказать, что оператор "Нижэкология-НН", зарекомендовал себя ответственным исполнителем. Напомню, что буквально полгода назад именно ему было передано право обслуживания северных регионов области. И, надо признать, жалобы от жителей северных районов на плохой вывоз мусора с их территорий прекратились.

Природные катаклизмы подобного уровня доказывают, что достаточного парка техники в обычных условиях становится мало при резком возрастании объема работы. Следовательно, желательно иметь резерв дополнительной специальной техники для своевременной уборки снега и вывоза мусора с территории регионального центра. Проблема, однако, в том, что дополнительная техника по факту, -  это избыточная часть техники, которая не используется, но требует расходов на свое содержание. Для любой организации такой балласт экономически нерентабелен.  

Таким образом, необходимо решение, где и за чей счет надо создавать подобные центры резервной специализированной техники. На память приходит советский опыт периода нехватки сельхозтехники. Тогда технику стали держать не в отдельных совхозах и колхозах, а в специальных межрайонных машинно-тракторных станциях. Эти станции обеспечивали в период посевной, уборочной отдельные хозяйства в необходимом количестве и на срок выполнения работ. В другое время, эта техника использовалась для решения других задач, ремонтировалась и готовилась к новым сезонам работы.
Может что-то подобное могло бы быть и в основе решения обеспечения дополнительной техникой ДУКов и ТСЖ для уборки придомовых территорий  и вывоза твердых бытовых отходов? Однако вывоз бытовых отходов - это только начало той сложной и длинной цепочки, которая спасает человечество от перспективы жизни на вершине мусорной кучи. Проблема мусора, понятно, не сводится к проблеме вывоза его с наших дворов. Это даже не часть того айсберга, который скрывается за понятием проблемы мусора и борьбы с ним. Чтобы оценить масштабы и сложность проблемы.

При всех амбициях приходится признать, что основным продуктом человеческой деятельности является мусор. Все остальное производится в гораздо меньших объемах и масштабах.

Сразу замечу, что понятие мусор в данном случае не совсем корректно. Прежде всего, сама этимология этого понятия несет негативный смысл. Согласитесь, что как-то не хочется быть представителем мусорной цивилизации 21 века. Более справедливо говорить об отходах человеческой деятельности. Мусор хочется выбросить или закопать. Кстати, именно так и поступало человечество на протяжении веков. Еще в прошлом столетии отходы просто вывозились на загородные свалки. 

А вот отходы можно и нужно использовать. Первыми к такому отношению к отходам жизнедеятельности человека пришли европейцы. Вполне закономерно, поскольку у них ограниченное пространство. Они первыми столкнулись с проблемой — куда девать мусор-отходы. Для растущих свалок места уже не было. Поэтому они попытались, используя свое господствующее колониальное положение, вывезти весь свой мусор в колонии и складировать его там.

С утратой колониальных территорий отходы стали перерабатывать и применять. Так началось производство вторичного сырья, использование отходов для производства тепловой и электроэнергии. В результате появилась не только целая отрасль по работе с отходами, но страны стали покупать у соседей их мусор. С помощью технологий сжигания отходов стали освещать и отапливать целые города. Сегодня большая часть отходов используется европейскими странами.

Рост объемов отходов привел к появлению производственных гигантов с миллиардными оборотами. Например, выручка американского оператора сбора и утилизации мусора Waste Management в 2017 году составила $ 14 млрд, другого оператора из США Republic Services — $ 9 млрд, канадского Waste Connections — $ 4,6 млрд. По оценкам специалистов, объем мирового рынка сбора и утилизации отходов уже в 2018 году превысил $ 1,1 трлн. В ближайшей перспективе этот рынок будет продолжать расти на 7−10% в год.

По данным Всемирного банка, человечество производит 2,01 млрд т твердых коммунальных отходов (ТКО) в год. К 2050 году цифра может вырасти на 69%. Сегодня никого уже не удивляют искусственные острова в океане из пластикового мусора. Только представьте, что ни одна пластиковая бутылка в мире ещё не разложилась. Для этого надо не менее 180−200 лет. При этом ежегодно в океан попадает 13 млн тонн пластиковых отходов. А кто сосчитает, сколько пластиковых отходов лежит в земле?

В России также ежегодно образуется около 60 млн тонн отходов. Однако уровень их сбора, сортировки и переработки существенно отстает от мировых трендов. Долгое время в нашей стране на проблему сбора и переработки мусора не обращалось должного внимания. Наличие огромных свободных территорий, темпы индустриализации, послевоенного восстановления промышленности уводили вопросы экологии, сохранения окружающей среды на второй план. В результате на территории России, в том числе и на территории Нижегородской области, появились огромные страшные свалки, отравлявшие землю, воду и воздух. Я говорю о гигантских свалках, которые мы по-научному стали называть мусорными полигонами.

Наибольшее число отходов ежегодно образуется в областном центре, в Нижнем Новгороде — примерно 360 тысяч тонн, в Дзержинске — около 70 тысяч тонн, в Кстовском районе — 35,7 тысячи тонн.

По данным отчета Счетной палаты за 2020 год, в России до сих пор свыше 90% мусора отправляется на полигоны и лишь 7% — на переработку. По оценкам специалистов, в России расположено порядка 15 тысяч официальных свалок, которые занимают площадь около 4 млн гектаров. И свалки растут: ежегодно из сельхозоборота под отходы выводится 300—400 тысяч гектаров. Счетная палата пришла к довольно удручающему выводу: скорость разрастания мусорных свалок столь высока, что уже к 2026 году не останется полигонов для их размещения.

Тем самым, проблема сегодняшнего дня – плохо вывозится мусор с наших территорий - превратится в проблему – куда его вообще вывозить? Ведь если этот процесс будет продолжаться, то человечество окажется на вершине мусорной горы. Значит, и обсуждаться должна проблема развития отрасли переработки и вторичного использования бытовых отходов. Даже мусоросжигающие заводы не решают проблему. Они могут снизить темпы роста новых мусорных свалок. 

Но это уже другая проблема. Она ждет своего решения на практическом уровне. Кстати, даже станций снеготаяния в нашем городе всего две. Их мощностей для переработки вывозимого снега явно недостаточно. 

Можно много еще приводить как положительных примеров, так и нерешенных пока проблем. Но основная тенденция в этом направлении, на мой взгляд, достаточно определилась. И поэтому хочется напомнить слова маленького принца, которые звучат как напутствие для нас, сегодня живущих на такой маленькой планете:

"На планете Маленького принца есть ужасные, зловредные семена… Это семена баобабов. Почва планеты вся заражена ими. А если баобаб не распознать вовремя, потом от него уже не избавишься. Он завладеет всей планетой. Он пронижет ее насквозь своими корнями. И если планета очень маленькая, а баобабов много, они разорвут ее на клочки. — Есть такое твердое правило, — сказал мне после Маленький принц. — Встал поутру, умылся, привел себя в порядок — и сразу же приведи в порядок свою планету".  

Поделиться: