Последние интервью
Популярные интервью за год
Новости

Омари Шарадзе: "У нас нет телепередачи или газеты, любящей Нижний Новгород"

26 июня 2008 18:51  [6255]
Омари Шарадзе

Омари Шарадзе

БИОГРАФИЯ

Шарадзе Омари Хасанович родился в Батуми в семье учительницы и ветеринарного врача. Учась в школе серьезно увлекался археологией. В 1959 г. поступил в Ленинградский институт инженеров железнодорожного транспорта.
Закончив институт, Омари Шарадзе был направлен на работу на Горьковскую железную дорогу, где работал дежурным по станции, маневровым, станционным диспетчером, а в сорок лет стал начальником отделения дороги.
С апреля 1990 по декабрь 1991 г. Омари Шарадзе был главой Нижнего Новгорода
После этого до 1999г. возглавлял Горьковскую железную дорогу. А затем ушел в бизнес, сегодня является генеральным директором компании "Русский лес".
Увлекается лошадьми и шахматами, книгами и картинами. Занимается фотографией и пишет очерки и рассказы, которые публикует под псевдонимами.
Женат, имеет двух сыновей.
Убежден, что главное требование к команде одно — фанатизм в работе.

Этот человек сожалеет о развале Советского Союза, но именно при нем советский Горький стал российским Нижним Новгородом. У нас в гостях – бывший глава Нижнего Новгорода, бывший руководитель Горьковской железной дороги, генеральный директор компании "Русский Лес" Омари Шарадзе.

-Сразу видно, что галстук завязывать вы умеете. Многие наши герои стягивают его аккуратно, чтобы узел не развязался. Галстук любите?

-Я вынужден был всю жизнь носить форму. Без галстука невозможно было. Поэтому он не надоел, но, как говорят, приелся. И когда можно было первый раз мне надеть свитер, это было похоже на чудо.

-Комфортно себя чувствовали?

-Да.

- Есть ли для вас разница в отношении к гражданскому галстуку и к форменному галстуку железнодорожника?

-Гражданский галстук выбираешь. А форменный нет, его назначили.

-Но вы любили форменный галстук?

-Любил. Я любил свою форму, и все этапы жизни, связанные с этой формой.

-Вы попали в Ленинград из Грузинской ССР, в институт инженеров железнодорожного транспорта, на один из самых престижных факультетов. Кто же вам так помог, родители?

-К сожалению, мои родители не могли в этом помочь. Просто в моей жизни был человек, который сыграл большую роль в моей судьбе, Шулежко, он, когда мне было лет девять или 10, посмотрел на меня и говорит: из тебя железнодорожник получится. И вот я в голову себе вбил, что железнодорожником буду.

-Хотя в Грузии железных дорог-то, наверно, немного.

-Немного, но есть. Я был влюблен в железную дорогу. А потом, знаете, что такое ЛИИЖТ (Ленинградский институт инженеров железнодорожного транспорта) я ЛИИЖТ говорю, потому что по-другому не привык. Он основан в 1809 году для меня это – музыка, там все великие русские ученые преподавали. И когда мимо здания идешь ты все равно становишься чуть-чуть светлее, умнее и так далее. Лично для меня это все.

-Есть вопрос, не связанный с железной дорогой. Вы почти два года были главой Нижнего Новгорода. У вас, насколько я знаю, на столе был телефон – так называемая "вертушка", прямая связь с Михаилом Горбачевым. Скажите честно, пользовались ли вы хоть раз этой "вертушкой" и если да, то по какому поводу.

-Прямая связь с Горбачевым – это преувеличили. Но "вертушка" была, как тогда у всех руководителей. Пользовался я ей один раз.

-Что случилось?

-Проблема была. Надо было кормить людей…

-Сейчас это звучит очень странно. Что значит – кормить людей?

-Людей надо было накормить, да. Тогда были нарочно организованные нехватки, я по-другому не расцениваю, такие вещи. Не было сигарет. Представляете, были, были, а потом случился так называемый табачный бум. Ко мне в кабинет влетало по 150 разгневанных людей. Я вообще горжусь, что нашей команде, как теперь принято говорить, удалось решить одну задачу во время работы – в городе Нижнем Новгороде ни одной очереди за хлебом в это время не было. Это заслуга не только городских работников, но и областных. Посмотрите все телевизионные передачи того времени – не найдете ни одной очереди.

-Именно этот телефон - "вертушка" помог вам решить эту проблему?

-Да, именно поэтому был звонок. И вообще у меня в команде было запрещено про хлеб говорить. Ни хорошо, ни плохо, никак, потому что когда человек слышал слово "хлеб", это вызывало только одну ассоциацию: бежать в магазин. Такая реакция испокон веков передается, потому что хлеб - основной продукт.

-Какое у вас самое яркое детское воспоминание?

-Самое яркое детское воспоминание – смешно сказать, но мы жили в трудное время. Была у меня какая-то болячка типа кори, и вот меня первый раз накормили рисовой кашей, и я до сих пор помню вкус этой рисовой каши. И самое главное, что я тогда от этой болезни глаза открыл. Вот такое детское воспоминание.

-Кашу "любите" до сих пор?

-С тех пор не ел ни разу.

-Говорят, чтобы быть умным, нужно либо самому быть умным, либо окружить себя дураками. А какими людьми окружаете себя вы?

-Провокационный вопрос. Буду эгоистом. Старался окружать себя умными людьми. Старался всегда. И они были на самом деле хорошие и талантливые. Могу сказать, что когда у нас на первого мэра был конкурс, я, правда, не знал про этот конкурс, что он идет, я на работу позвал конкурента. И был великолепный работник, мы сейчас друзья и нет вопросов у нас. К этому надо относиться спокойно. Мы в начале ведь делились по политическим взглядам. А город – это ведь огромное хозяйство. Политические взгляды могут быть разные, а город должен существовать хорошо. Город должен сплачивать разные политические взгляды, потому что хозяйством нужно заниматься.

-Ваш рабочий график, как говорят очевидцы, был с семи утра до девяти вечера. Не умеете планировать дела?

-Конечно, я плохо отношусь к тем людям, которые говорят: я успеваю все. Значит, задача ставится перед собой маленькая. Да, конечно, если сидеть и проводить оно заседание, допустим, четыре часа, то это и есть бездельник. Но если работаешь плотно, то у тебя никогда не бывает свободного времени.

-Говорят, испытание властью – это самое сложное испытание, какое может быть в жизни. А какое у вас самое сложное испытание было?

-Испытание властью… ну, во-первых, я про себя так думаю, что власть меня не испортила. Я также прекрасно вращаюсь среди тех друзей, которые были со мной, когда я был никем, так и встречаемся. Ну не знаю… Мне казалось, что где бы я ни работал, я был доступным.

-Говорят по 500 человек проходили через ваш кабинет в течение дня, были такие факты?

-Тогда было такое время.

-Все-таки самое сложное жизненное испытание можете вы выделить. Или нет такого?

-Самое сложное испытание – это тогда, когда ты уходишь с какой-то работы. Так приходилось мне два раза.

-Смотреть, как изменятся люди?

-Да, люди меняются. Не все, слава богу. Особенно первые два дня, когда ты ушел с одной работы. Вообще я так скажу. Назначать – это легко. И для того, кого ты назначаешь – праздник, и тебе хорошо. А вот снимать – это дело такое…

-Судя по вашим увлечениям – музыка, живопись, фотография – вы артистичный человек. Политика – это тоже своего рода искусство?

-Наше поколение – экспериментальное. Мы много видели переломов идеологических, политических. Опыт моей работы в Горисполкоме нравится тем, что она научил меня с людьми разных политических взглядов разговаривать, находить общие интересы, решать проблемы.

-Вам без драк удавалось решать вопросы? Примеры в Государственной Думе одно время были не очень полезные…

-В Государственной Думе уже потом начали драться, когда появились люди, которые больше говорят кулаками, чем головой. Наиболее одиозных вы и без меня знаете. А в начале – это было другое, хотя выборы проходили. Первые выборы, конечно, они не были культурными, мягко скажем. Чего только не расскажешь. Мне вопрос такой задавали на партсобраниях: вы грузин, плохо понимающий русский язык, для чего вы идете в Верховный Совет?

-Такие вопросы точно были, мне даже знакомые говорили: приезжаем в Нижний Новгород, а тут мэр – грузин. Что же, русских не могли найти, что ли?

-Когда говорят об интернационализме русского народа, одним из ярчайших для меня примеров является то, что только 13 человек проголосовало против меня. Все остальные "за", и весь город. Могу сказать, что в Законодательном собрании, когда я уже был депутатом Законодательного собрания Нижегородской области, я практически никогда не сталкивался с конкуренцией, дело доходило до того, что люди снимали свои кандидатуры на выборах, когда узнавали, что я иду депутатом по этому округу. Так у меня появились штатные конкуренты, так как одного избирать нельзя. Я благодарен всем жителям Канавино, которые постоянно за меня голосовали, и, по крайней мере, я уверен, что не подводил их.

-Вы умеете готовить сами? Какое блюдо у вас самое любимое из тех, что умеете готовить сами?

-Я вообще не очень люблю готовить, но люблю придумывать новые блюда, подсобить как инженер в этом. Почему, например, есть 100 рецептов картошки? Когда я понял, в чем заключается вкус, почему, например, мясо такой вкус имеет, мне понравилось изобретать. Сейчас это даже как-то неинтересно – готовить, потому что все отпевшие певцы и так готовят каждое воскресенье по телевизору.

-Может, песни не получаются, зато кулинарные рецепты неплохие?

-Ну, вы знаете, не хочу судить о музыке, каждому поколению своя музыка нравится. Но не может у нас быть столько талантливых поваров.

-Предлагаю поговорить о Нижнем Новгороде. Красивый город, чистый, видно, что администрация города старается, предпринимает определенные действия для того, чтобы в городе было чисто. Но вот недавно глава города удивил всех, объявив, что администрация города тратит миллионы рублей на штакетник и огораживание территорию от самих же жителей. Чтобы не заезжали машины на газоны, цветники не портили и так далее. Скажите, почему жители Нижнего Новгорода так любят свои квартиры, но далеко не всегда любят подъезды, придомовую территорию, мусорные контейнеры?

-Действительно, как говорит один политический деятель, не тот электорат пошел. Не голосует он за меня и все. Да прекрасный у нас народ. Ну скажите пожалуйста, мы содержали город так, чтобы окурок нельзя было бросать, бумагу бросать? Мы его так спроектировали, так построили, и можно было мечтать о том времени, которое сейчас наступило, когда сносится все это ветхое жилье кварталами, строится новое. Об этом мечтать можно было. В мое время строили много жилья, но мы тогда не могли так делать. Не могли просто. А может, я оправдываюсь. Но сейчас, простите меня, мне жалко Мещеру. Ее в свое время спроектировали великолепно и можно было сделать по проекту, но тогда строители не хотели по индивидуальным проектам дома строить, и наставили эти блочные дома. Не хотели метро сразу проложить, оставили для метро место. И вот эти люди два десятилетия, почти три ходят по песку. Скажите, какую культуру можно было привить за все это время? И мы человеку рассказываем: "Вы знаете, тут будет гостиница 30 этажей". 30 лет рассказываем, а воз и ныне там. Что он думает? Да ничего. Но ни в одном городе вы не найдете такого количества газонов, как у нас в Нижнем Новгороде. Вдоль дорог в Германии нет такого количества газонов. Потому что там относятся к проектированию с точки зрения чистоты. Я в свое время один такой кусочек сделал на Московском шоссе. Но вместо этих газонов нужны деревья. Нужны скверы, где можно и специальную технику применять. А то кто будет эти миллионы километров газонов убирать, кто-нибудь скажет? Кто их будет убирать? У нас никогда в Нижнем Новгороде не хватало рабочих рук. С какого-то времени, можно сказать, что безработицы практически нет. Кто будет убирать газоны? Значит, надо проектировать таким образом, чтобы это было сделано нормально. Сейчас ведь во многих местах цветники есть, и не бросают люди туда ничего. А первоначально цветы рвали, вытаптывали.

-Ну, статуи пилили на Покровке.

-А что вы хотите. И в Ленинграде этого "Чижика" отпиливают каждый год чуть ли не по два раза, значит, надо ставить снова. Мы не лучше и не хуже других.

-А как вы относитесь к способам убеждения людей с точки зрения денег? Привожу пример. В течение долгих лет россиян не могли заставить пристегиваться при вождении автомобиля. Как только изменились штрафы с 50 до 500 рублей, почти 90% людей стали пристегиваться. Может, просто сделать весомый штраф за брошенный окурок и мусор, и сделать неотвратимость наказания, чтобы не хотелось мусорить?

-Тут должно быть несколько мер. Я в свое время в Швейцарии видел, как стукнулись две машины. Это еще в те времена. Я думаю, ну сейчас выскочат мужики на драку, как у нас. Вышел мужчина из одной машины, из другой женщина, женщина подняла руку, что я виновата. У них так полагается, страховщику любой швейцарец честно скажет, что произошло. А у нас как: у нас четыре крупные улицы в Нижнем Новгороде, которые весь поток в городе держат. И вот там две царапины – и все стоят ждут, когда ГАИ приедет и окончательно всех остановит. Понимаете, вот эта разница. И потом, стоимость. Материальное положение швейцарца сравнить с нижегородцем невозможно.

-В Италии штраф за один мусорный окурок состовляет 150 евро. Может, у нас 100 долларов сделать?

-Я извиняюсь, сначала пусть уберут в Неаполе, и потом я поверю, что это им помогло.

-Да, идеализировать Европу тоже не стоит.

-Ну я, например, считаю, вы только на меня не обижайтесь, что у нас нет передачи по телевидению и газеты, любящей Нижний Новгород. Была газета "Город и горожане", когда мы ее создавали. Потом она, конечно, заболела политикой, у которой нет дна, ничего нету.

-А может, все должны любить, но только у всех должна быть разная любовь? Кто-то ведь любит, кто-то поддерживает, кто-то критикует.

-Сейчас я провожу много времени в Москве. Когда я туда первый раз приехал, Москва ведь была другая. Она была и грязнее, и цветов не видно, и ничего не видно. Давайте учиться у нее. Все говорят: вы знаете, у нас столько денег, как в Москве, никогда не будет. А столько и не надо. Зачем нам вместо Нижнего Новгорода построить еще один десятимиллионный город? Не надо. Но давайте поучимся. Вот посмотрите передачу "Лужков и его замы". Просто посмотрите. Они абсолютно конкретно и продуманно говорят. А ведь проблем-то в Москве много. Пробки московские, сами понимаете… Но ведь там разбираются. С моей точки зрения, сегодня целенаправленная информированность населения о его болезнях никуда не годится. Искать испорченную улицу в нашем Нижнем Новгороде, по-моему, даже и не надо. Но, скажите, пожалуйста, а кто-нибудь знает, что будет завтра? А там Лужков говорит, что это сделаем тогда-то, это сделаем тогда-то. По многим районам это ударит, но он говорит. И я тоже проходил через это, когда 500 человек в очереди за жильем приходило, я четко говорил: вот тогда-то у вас будет. И люди ждали, потому что знали, что не будет обмана.

-Вопросы от нижегородцев. Алексей, Нижний Новгород. 15 лет назад ваши слова о том, что от Нижнего до Москвы можно будет доехать за четыре часа, вызывали улыбку. Сейчас это уже реально. А когда мы будем добираться до столицы за полтора часа?

-Я хочу сказать, в 1964 году я защитил дипломный проект, который назывался "Скоростное движение поездов на участке Москва-Ленинград". Я тогда рисовал вот эти скоростные поезда, достигающие скорости 200 км в час. Кстати, у нас поезд "Русская тройка" был создан в те времена, но это был единственный экземпляр. Я вообще не понимаю этих споров: нужно скоростное движение, не нужно. Большинству наших людей просто нужно один раз съездить в Японию, или в Германию, или во Францию, где есть скоростные поезда. Образ, как Горбачев говорил, мышления изменился, когда появились скоростные поезда. Человек может жить в Нижнем Новгороде, а работать в Москве, в Коврове, где-то еще. Это же не самолет, где ты вылетишь их Нижнего, через 40 минут ты прилетишь в аэропорт, а когда в центр Москвы ты приедешь? Одному Богу известно. А тут тебя везут из центра в центр, новые ощущения. И везут всех, и больных, и здоровых, и боящихся высоты. 3,5-4 часа – это удел нынешней дороги. За полтора часа – вопрос только в мешке денег. Если будут деньги, при нынешних темпах скоростную дорогу из Нижнего Новгорода в Москву можно построить за пять-восемь лет.

-Зинаида Федоровна, Лысковский район. Почему с жителями никто не советуется по поводу строительства АЭС, зачем она нам вообще нужна?

-В свое время в Нижнем Новгороде толковали: надо метро, не надо. В результате остановили строительство метро. И вот ко мне жители Нижегородского района пришли только один раз, больше ко мне они не подходили по поводу метро. Мой ответ был такой: вообще метро вы не боитесь. Вы боитесь только одного: что к вам через каждые пять минут по две тысячи человек будут ездить с Автозавода и из Сормова, и испортят ваш микромир, вот что пугает. Остальное ничего не пугает. Одно дерево, допустим, погибло, другие можно посадить. И можно сделать так, чтобы оно не погибло. Вот точно также АЭС. Скажите, а есть альтернативы? Нет. И тогда эту АЭС нижегородскую загубили ни за что, ни про что. Надо строить, и не надо бояться ничего. Кто-нибудь считает, сколько у Игумновской ТЭЦ отходами лежит золы? Поэтому без АЭС нельзя. А то сидит какой-нибудь фантазер, говорит: мы ветродуи поставим на море. Ну и что? Поезжайте на Канары, там их полно. Только там температура +22 градуса круглый год, а у нас другие условия.

-Иван Одинцов, Сормовский район. После аварии в Нижегородской области с участием поезда многие заговорили о безопасности железнодорожного транспорта. И такие факты вскрылись, что жена никак не хочет ехать на юг на поезде. Как ее убедить?

-Да, когда на железной дороге что-то случается, это всем кажется из ряда вон выходящим, и я горжусь этим. Потому что никто не ужасается, как падают самолеты, к сожалению. Потому что людей к этому приучили. Я знаю, что к ЧП руководство дороги всегда относилось очень требовательно. Безопасность прежде всего. И оно воспитало у железнодорожников ощущение, что ничего не должно быть. Поэтому конечно малейший случай, он выбивает из колеи. Ну вот давайте по-другому скажем. Раньше некому было строить. А сейчас по железной дороге идет река грузов в несколько раз больше, чем по Волге. Мы же Волгу не переходим в любом месте, где нам вздумается. Надо мост для этого построить.

-То есть, нужна принципиально новая система обеспечения безопасности на переездах?

-Ну конечно. Автодорожные развязки с железной дорогой должны быть исключены по возможности.

-А это реально сделать, скажем, в Нижегородской области или это в целом федерация должна заниматься?

-Вот мы когда занимались в свое время этими переездами, мы за год строили пять-шесть путепроводов. Поэтому надо просто возобновить эту практику.

-Вопрос от читателей газеты "Аргументы и Факты". Марина Тарасевич, Нижний Новгород. В свое время вы, мэр Нижнего Новгорода, многое сделали для развития Нижегородской ярмарки как символа Нижнего Новгорода. Не кажется ли вам, что сейчас ярмарка потеряла свое значение?

-Сейчас она потеряла, к сожалению. Вообще-то больно смотреть. Нижний Новгород связан именно с понятием ярмарки. Такой момент упустили – быть на острие всех ярмарок, которые могли быть. А сейчас получается, что надо догонять и Санкт-Петербург, и Казань, и Новосибирск.

-А это реальная задача – догонять или уже поезд ушел?

-Нам исторически никто не простит – если Нижний Новгород оставить без ярмарки. Этого быть не может. Это равносильно тому, что завтра у нас не будет Нижегородского кремля. Кому это понравится? Не мы, значит, другие создадут эту ярмарку и она будет существовать. Только в каком виде она будет? А сейчас, особенно когда идет по миру волна смены адресов всех бирж, в том числе и нефтяных – мне кажется, это время, когда надо этим заниматься.

-Формула успеха. Эммануил Кант как-то сказал, что дорога к успеху вымощена неудачами. Все ли дороги такие опасные, и какова ваша формула успеха?

-Формула успеха моя очень проста: каждодневный труд.

-С семи утра до девяти вечера или ненормированный?

-Каждодневный труд и учеба. Получил диплом или поплавок на грудь – это не значит, что ты – специалист. Надо еще учиться.

Авторская программа Романа Скуднякова "Без галстука" выходит в эфире телекомпании "Волга" по четвергам в 20.45, повтор программы по субботам в 12.10. Все самое интересное из программы "Без галстука" - в газете "Аргументы и факты НН". Радиоверсию программы слушайте на радио "Русская служба новостей в Нижнем" (96,4 FM) – по вторникам в 14.00 и на радио "Шансон" по пятницам в 15.00 (106,9 FM). Глянцевая версия программы в журналах "Красивые Люди" и "National Business". Полная версия – на сайте Независимого информационного агентства "Нижний Новгород". Вопросы для героев передачи можно присылать в колл-центр "AVK" по тел. (831) 275-85-28 с понедельника по пятницу с 08:00 до 17:00.

Поделиться: