Политика

Эксперт-мониторинг событий 12 – 16 апреля 2021 года от АНО "Минин-центр"

16 апреля 2021 18:34  [2105] Политика

НИА "Нижний Новгород" - Ирина Отмахова

Эксперты "Минин-центра" анализируют события уходящей недели, влияющие на социально-политическую ситуацию в Нижегородской области, в которых проявляются долговременные тенденции.

Федеральная тема – приостановка авиасообщения между Россией и Турцией

Правительством России принято решение ограничить регулярное и чартерное авиасообщение между Россией и Турцией с 15 апреля по 1 июня 2021 года.

Как отмечает эксперт "Минин-центра" Игорь Соловьев, можно выделить несколько взаимосвязанных факторов этого решения.

Первой и официально озвученной причиной явилась эпидемиологическая ситуация в Турции. На уходящей неделе суточный прирост заболевших Covid-19 в Турции превысил 60 тысяч случаев.

Другое дело, есть несколько факторов, которые сделали запрет на посещение Турции слишком резким.

Российские туристы в массе своей едут за границу уже вакцинированными, и к тому же не общаются массово с местными жителями. Ничто не мешало ограничиться требованием к туристам об обязательности вакцинации. При этом динамика увеличения Covid-зараженных в Турции просматривалась с марта, когда и были открыты авиарейсы из России. При этом ни о каких профилактических мерах тогда речи не шло. Логично было бы подготовиться к действию, которое затронуло несколько десятков тысяч российских граждан, а также туристическую сферу и так пострадавшую в период пандемии. 

Речь могла идти и о продвижении российских вариантов вакцины от Covid-19.

Несмотря на то, что сегодня Турция занимает шестое место в мире по показателям вакцинации от Covid-19 (опережая Россию), российские вакцины на турецком рынке фактически уступили место китайским разработкам.

Привязка туристического потока к продвижению российского "Спутника-V" могла бы быть эффективным вариантом решения сразу нескольких внешнеполитических задач. Бонус к каждому российскому туристу в виде пакета "Спутника-V" был бы экономическим плюсом для продвижения российских интересов.

Однако стремительность запретительного действия российских властей, а также присовокупление к нему Танзании (509 подтвержденных случаев заражения COVID-19 на 60 млн. населения!) дает основание для политической причины приостановки авиасообщения. Смысл – давление на Турцию за ее политику, которая не укладывается в декларируемые принципы добрососедства с Россией. Оснований достаточно много. Главное – это громкие заявления, сделанные во время недавнего визита президента Украины Зеленского в Турцию, после которых и последовала туристическая блокада со стороны России.

Это наложилось на резкое обострение российско-украинских отношений последнего времени.

Турция в последнее время проводит не просто активное продвижение на юге постсоветского пространства, но стремится заменить историческое российское присутствие, возрождая такие геополитические архетипы как пантюркистская идея "Великого Турана".

Война в Нагорном Карабахе, в котором Турция выступила не только с дипломатической поддержкой Азербайджана, но и осуществила свое присутствие на территории, которую Россия присоединила в XIX веке, обеспечив себе геостратегический плацдарм на Кавказе и защиту от давления как ближайших (Турция, Иран), так и дальних (Великобритания) конкурентов.

Законы геополитики никто не отменял и в XXI веке, поэтому борьба за территории имеет принципиальное значение. Сегодня это более чем актуально в связи с альтернативной нефтегазовой логистикой, которая активно создается с участием Турции через южные географические территории, входящие в зону традиционных интересов России.

При этом российская внешняя политика последнего является достаточно дипломатичной. С одной стороны, не хотим с Турцией портить отношения, с другой – вводим эмбарго на турецкие помидоры после сбитого самолета.

Явно, что подобная дипломатичность подталкивает Турцию к активизации своего присутствия на постсоветском пространстве, на которое в любом случае России приходится реагировать. Также важный фактор прекращения авиасообщения с Турцией - экономический.

Российскими туристами, по подсчетам специалистов, в майский период турецких отпусков аккумулировано около 30 миллиардов рублей. Сумма весьма солидна, чтобы за неё побороться.

Бенефициарами туристической блокады Турции становятся черноморские курорты России, в которых заметно выросли ценники на туристические и сопутствующие услуги.

В любом случае доверие к турецкому туристическому направлению будет подорвано в силу его непредсказуемости, что, впрочем, не отменяет желание российских граждан поиска вариантов для иностранного отдыха.

При этом фронтменом здесь выступает и российский МИД: на уходящей неделе министр иностранных дел Лавров заявил о возможности открытия полноценного авиасообщения с Египтом.

Примечательно, что с политической точки зрения Египет является конкурентом Турции в регионе, а также то, что украинские туристы являются достаточно массовыми на известных египетских курортах – именно они во многом компенсировали массовый исход российских туристов из Египта.
В этом случае России может получить возможность экономической конкуренции с Украиной на дальних подступах, вместо активной демонстрации силы в районе Донбасса.

Региональная тема – антикоррупционная активность в Нижегородской области

На уходящей неделе в Нижегородской области активно продолжились задержания должностных лиц, причастных к коррупционным действиям. Так решением суда под домашний арест отправлен директор нижегородского управления инженерной защиты территорий.

По делу о мошенничестве при поставке медоборудования в больницу №5 Нижнего Новгорода задержан директор фирмы.

Своим анализом об антикоррупционной активности последнего времени в Нижегородской области и не только в ней, поделился эксперт "Минин-центра", социолог Александр Прудник.

– Нынешняя антикоррупционная активность носит общероссийский характер, это не местная повестка дня. Конечно, в каждом регионе она приобретает свою специфику в зависимости от расклада политических сил, тем не менее – это повестка не является только нижегородской.

– Почему именно сейчас запущен этот процесс?

- Здесь действуют два фактора.
Первый – это трансфер власти, т.е. запуск процесса изменения политической системы и трансформации власти при возможной ее передаче из одних рук в другие.
В этот момент государство проводит кампанию по жёсткой консолидации экономических и управленческих институтов, максимально консолидируя все свои ресурсы.
И это вполне закономерный процесс, который сводит до минимума свободу манёвра для всех его участников.
В этой ситуации выстраивается жёсткая система подчинения, в которой совершенно по-другому выстраиваются возможности.
Мы должны зафиксировать следующую позицию – коррупция носит системный характер, т.е. это означает, что участниками коррупционных отношений являются элитные группы, которым было разрешено в силу разных обстоятельств в каких-либо формах и размерах организовывать коррупционные схемы.
В результате же консолидации власти происходит сужение и количественное уменьшение этих групп. Тех, кто это не сразу понял и не принял к сведению – тех затем привлекают к ответственности.
Второй фактор – это сокращение ресурсной базы в результате кризисных экономических процессов, которое ведёт к более жёсткой конкурентной борьбе. Те, кто не вошёл в новый элитный договор, тот подвергается жестким преследованиям, причём это активно переносится в публичную сферу.

– Не подрывает ли это доверие к институтам власти всех уровней?

- Антикоррупционные скандалы всегда имеют две стороны. С одной - перенос скандала в публичную сферу ведёт к понижению авторитета самой власти. Общество начинает воспринимать ее ни как государственную, а как собрание людей, которые преследуют свои интересы.
С другой стороны, перенос антикоррупционных действий в публичную сферу означает сигнал всей элите. При этом следует понимать, что для нынешней правящей элиты правила внутреннего поведения являются приоритетными по отношению к авторитету власти в глазах общества.
Это означает, что элита считает, что её принципиальное будущее решается внутри элитных отношений, а не в ее отношении с обществом.

– В истории России достаточно примеров, когда коррупция была сопутствующим фактором развития. Наглядный пример – Александр Данилович Меншиков, сподвижник Петра I, который допускал массу злоупотреблений, но при этом являлся активным создателем новых форм развития. Коррупция – это вопрос допустимых границ и обстоятельств?

– Коррупция с точки зрения её значимости для развития общества, и само её понятие является бессодержательным. Потому что коррупционным в той или иной степени является любое общество.
Здесь очень важен вопрос: в какой форме осуществляются эти коррупционные отношения и куда они направлены? Если они замкнуты внутри страны, и их результатом не является вывод средств и ресурсов за приделы своей экономики, то это может быть вполне эффективным средством развития страны.
Примером подобного является Южная Корея, где коррупционные скандалы являются регулярными, но тем не менее Южная Корея является динамично развивающимся государством.
В этом отношении проблема коррупции Россия состоит не в том, существует ли она как таковая, а в том что она имеет негативное содержание, т.к. участники коррупционных отношений выводят ресурсы за пределы страны.

Подрывает ли это доверие к самой власти? Сегодня принято принципиальное решение: для населения в целом властью является только высшее должностное лицо, поэтому борьба с коррупцией воспринимается как вмешательство этого высшего должностного лица в деятельность своих подчинённых по наведению порядка.

С другой стороны, у министров, у региональных властей, и у руководителей местного самоуправления авторитет, конечно, снижается. Но, на этом фоне, как это не парадоксально, и как показывает та же социология, авторитет и доверия к верховной власти как минимум так резко не снижается, а в каких-то случаях и возрастает.
Не случайны в этой связи попытки определённых политических сил представить высшее должностное лицо как активного и непосредственного участника коррупционных процессов.
Поэтому вопрос антикоррупционной борьбы сегодня – это и вопрос консолидации власти вокруг верховного лидера.

Муниципальная тема – начало очного этапа программы "Команда 52" в муниципалитетах Нижегородской области

Как напоминает эксперт "Минин-центра" Алексей Орехов, "Команда 52" – это кадровый проект правительства Нижегородской области подготовки управленцев для 52 нижегородских муниципалитетов.

После конкурсного отбора участников, на уходящей неделе начался очный этап программы. Он предусматривает формирование команд, из победивших участников, которые разбиваются по конкретным муниципалитетам.

Команды должны до сентября подготовить и реализовать командный проект для развития своего муниципалитета, а также для них будет организовано обучение по пяти разным компетенциям. Наставниками команд будут выступать главы муниципалитетов, которые в этом случае должны способствовать реализации моделируемых проектов.

Примечательной особенностью работы этого этапа являются горизонтальные связи – в команды входят не только жители данного муниципального образования, но участники других районов. Кроме трансляции управленческого опыта – это и возможность формирования долгосрочных межмуниципальных проектов по актуальной проблематике.

Поделиться:
ЖК «Панин»