Последние интервью
Популярные интервью за год
Последние новости рубрики Культура и отдых
Культура и отдых

Михаил Казиник: "Задача современной школы состоит в том, чтобы сформировать из ребенка личность "нобелевски" мыслящую"

23 октября 2018 11:58  [557] Культура и отдых
Михаил Казиник

Михаил Казиник

Фото: Анастасия Макарычева

Музыкант, педагог и просветитель в программе "Герои Волги" рассказал Валентине Тимониной о том, как привить ребенку "нобелевское" мышление, а также о новой роли учителя и современных функциях школы

- В Нижегородской области у вас была очень долгая и насыщенная программа. Какие цели вы ставили перед собой в этот приезд, и какие у вас впечатления от региона?

- Мое первое впечатление от приезда в Нижний Новгород связано с тем, что средний IQ нижегородцев выше, чем у жителей соседних областных центров. В городе есть страсть, есть темперамент, а подарки, которые я получил за несколько дней здесь, я даже сфотографировал и выложил в Facebook. Для них просто не хватило столов, поэтому я написал, что это — лишь малая часть того, что мне подарили, и что ни в какой другой стране, ни в каком другом городе я с этим не сталкивался.

Но что самое важное — в Нижнем Новгороде у меня было два огромных концерта при полном зале, рассчитанном на тысячу человек. Видеть, как люди приходят слушать музыку Чайковского со своими детьми, встречаться с интересными людьми, обмениваться интересными мыслями, идеями — все эти положительные эмоции просто нельзя передать словами. Мне очень радостно здесь находиться.

- Вероятно, в этом большая заслуга нашей Нижегородской филармонии, руководство которой всячески старается с ранних лет приобщать детей к классической музыке и формирует у них привычку посещать такие концерты. Очень приятно, что вы оценили результат этих трудов.

- Безусловно, это так. На протяжении восьми лет я каждый раз давал в Нижнем Новгороде по три концерта, которые каждый раз проходили при полном аншлаге — и это в симфоническом концертном зале. Поэтому, надеюсь, что за эти годы у меня здесь появился свой слушатель.

- Насколько я знаю, одной из целей вашего нынешнего визита было рассказать о вашей ставшей уже знаменитой методике школьного образования, которая строится вокруг творческого развития ребенка. Объясните, пожалуйста, подробнее, в чем ее главная идея?

- Действительно, после концертов я на протяжении трех дней проводил встречи с нижегородскими педагогами. За эти три дня я попытался успеть изложить принципы альтернативной методики образования, принципы "иной" школы. Школа может быть хорошей или плохой, в ней могут быть отдельные талантливые педагоги и ужасно бездарные: например, те, которые пошли в педуниверситеты потому, что не прошли по конкурсу в другие вузы. Хотя это самая большая глупость, поскольку профессию учителя никак нельзя выбирать по остаточному принципу.

Вторая мысль, которую я пытаюсь донести: образование — это не набивание мешка макулатурой, а именно создание образа. Это стимул и парадигма познания, а не просто ретрансляция гигантских объемов информации. Практически ежедневно дети приходят в школу на шесть лекций, а то и больше, десять лет подряд. При этом зачастую, анализируя предпочтения самих детей, невольно задаешься вопросом: "Что же делали с ними учителя все это время?" Напрашивается вывод, что привычная нам система образования, во-первых, устарела — поскольку вся необходимая информация давно есть в интернете, а, во-вторых, функции школы и учителя в современных реалиях должны меняться.

Задача современной школы состоит прежде всего в том, чтобы сформировать из ребенка личность, ассоциативно, или, как я говорю, "нобелевски" мыслящую. Общаясь с Нобелевскими лауреатами по роду своей деятельности - а меня приглашали в качестве музыкального эксперта Нобелевского концерта - я понял, что практически все они в детстве занимались музыкой. Эйнштейн со скрипкой и Планк у рояля — это далеко не случайность.

Еще одна закономерность состоит в том, что у всех Нобелевских лауреатов поразительное чувство юмора. Они не могут без юмора говорить даже о науке — это похоже на компанию, где все друг другу постоянно рассказывают анекдоты. На самом деле, история нам постоянно показывает, что народ, у которого пропадает чувство юмора, начинает свой путь к гибели, и первые, над кем надо смеяться — над самими собой. Причем это должно быть не злобное хихиканье, а нечто из серии "посмеялся — и пошел исправлять ситуацию". Так вот, моя школа — это, в первую очередь, школа, где создается цельная личность, ассоциативно и даже парадоксально мыслящая.

- Как в такой школе образовательный процесс выглядит на практике?

- Из простого "Мама мыла раму" уже можно придумать тысячи вариантов. Один мальчишка на уроке, например, предложил создать мультик, в котором рама — одушевленный предмет. Ей стало стыдно, что мама ее постоянно моет, она отрастила себе ручки-ножки, снялась с петель, ночью разбудила маму и решила помыть ее. Это и есть пример зачаточного парадоксального мышления. Не забывайте, еще Пушкин писал, что гений — "парадоксов друг".

Я могу спросить у детей: "Мы ближе к птицам или к кротам?". Они отвечают: "К птицам". Тогда я говорю: "А в Москве, когда вы из района в район добираетесь, вы летите или спускаетесь под землю?". Признаются, что под землю. И вот так, с юмором, мы стараемся строить все ассоциативные связи между всеми явлениями, предметами и понятиям.

- Ваш подход очень авторский, и отсюда вопрос — поскольку вы не можете лично присутствовать в каждой школе и проводить занятия со всеми учениками, видите ли вы потенциал в учителях, с которыми беседуете? Могут ли те, кто, возможно, не одно десятилетие преподавал знания по определенной модели, в корне поменять свой стиль работы?

- Я вижу, как на третий день наших с учителями встреч они меняются сами - они становятся счастливейшими людьми, которые никак не могут расстаться друг с другом. По утрам они начинают улыбаться при мысли о том, что пойдут на наше с ними занятие, а затем - в свою школу. Учитель физики начнет свое занятие с Баха, без музыки которого Эйнштейн бы не составил свое знаменитое уравнение, которое описывает эквивалентность массы и энергии. Учитель литературы придет в класс и скажет, что в Нижнем Новгороде надо построить главный литературный музей в стране. Почему? Потому что события величайших произведений связаны с Нижним Новгородом — сюда, как можно предположить, приехал на бричке Чичиков в "Мертвых душах", и с этим же городом, по одной из версий, связаны события "Ревизора", участником которых был Александр Сергеевич Пушкин. И это, как известно, далеко не полный список — здесь, например, была написана первая подлинная книга о Моцарте, автором которой был уникальный русский чудак-интеллигент Александр Улыбышев. Мало кому о нем известно, и, конечно, никто не поставил ему здесь памятник — ему, другу Пушкина и участнику "Зеленой лампы". Даже в голову никому не приходит. А где тогда корни? Чем еще велика Россия? Дорогами, пенсиями? Нет, культурой.

- Вы, наверное, чаще других слышите, что современные дети, которых вы хотите всему этому обучить, очень сильно отличаются от детей вчерашних. Гаджеты и интернет обычно преподносятся как что-то плохое, но, при вашем, нетрадиционном подходе, я думаю, возможно обернуть это на пользу системе образования?

- Еще как возможно. Вместо того, чтобы изучать главу из учебника географии, посвященную Джомолунгме, нужно попросить детей, скажем, изучить геомагнитную обстановку у ее подножия и все, что связано с культурно-исторической подоплекой этого вопроса. Коснувшись только этого вопроса, мы сразу выйдем в математику, физику, астрономию, литературу, географию, геометрию — практически во все дисциплины. Сама по себе идея ассоциативного мышления и комплексно-волнового урока, которую я придумал, предполагает поиск связей всего со всем.

- Насколько готовы ко внедрению таких образовательных практик наши чиновники? Создать школу, полностью основанную на таком подходе, вероятно, многим покажется очень рискованной затеей, но какую-то часть идей использовать вполне возможно.

- Действительно, создать подобные школы по всей стране ни я не могу, ни власть этого не поддержит, потому что "как бы чего не вышло". Но вот воспитать учителей, которые освоят новые принципы работы и по-новому увидят саму концепцию распространения знаний - это в моих силах. Мы получим тот самый синергетический эффект, когда один плюс один равняется не двум, а двум миллионам.

Кроме того, у шведов есть такое старинное понятие, как "огненная душа" — это человек в высшей степени созидательный, который зачастую способен сделать больше, чем все учреждения образования и культуры вместе взятые. Так обычно и происходит: в одном городе благодаря усилиям одного-единственного человека могут открыться сразу шесть музеев. И, кстати, о шведах — у них, скажем, уборщики и проводники именуются "мастерами уборки" и "мастерами поездов". Там никого не удивляет, что, например, уборщица со своим супругом могла посетить мой концерт в филармонии, а потом попросить знакомого священника устроить в церкви скрипичный концерт для прихожан. Это очень многое говорит об отношении людей друг к другу, и подобные межличностные связи мне хотелось бы выстроить и в рамках моей школы.

- Вы регулярно посещаете одни и те же города нашей страны. Видите ли вы какие-то изменения в людях в связи с тем, что вы делаете и о чем рассказываете?

- Вижу. Более того, благодаря этим изменениям мне удается оставаться оптимистом. Несмотря на то, что я живу и в Швеции, и в Белоруссии, и в Испании, большую часть времени мне все-таки хочется проводить именно в России. Во-первых, это моя страна, и значительную часть жизни Москва была моей столицей — даже когда я жил в Минске, который, к слову, очень люблю. Но для меня Москва имеет пушкинский оттенок "звука, в котором много для сердца русского слилось". Это нельзя никак убрать.

Нижний Новгород, мне кажется, тоже изначально имеет дух Москвы, хотя и лишен ее амбициозности. При виде Нижегородского кремля сердце начинает биться чаще, в его облике больше истории, чем в облике Кремля в Москве — не зря сюда так долго не пускали иностранцев. Здесь чувствуешь вибрации — отклик души сродни тому, который, возвращаясь к теме образования, учитель должен вызывать у своих учеников. Если они не смеются, если им не интересно, они скучают — надо что-то менять, переключать их внимание. И это серьезно. Учебный процесс не меньше, чем процесс возделывания человеческой души. Пожалуй, это именно то, что я пытаюсь донести до педагогов в первую очередь.

Поделиться: